Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
29.08.2017

Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка как привилегированного состава преступления

Бухарова Анастасия Андреевна
студент кафедры уголовного права, Байкальский Государственный Университет, Иркутск, Российская Федерация
Аннотация: В настоящей статье автором рассматриваются проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка с точки зрения привилегированного состава. Оцениваются действия субъекта преступления в момент психотравмирующей ситуации (родов) и определенного психоэмоционального состояния, а также с точки зрения заранее возникшего умысла, появившегося у субъекта преступления еще в период беременности. Действия субъекта преступления (матери новорожденного ребенка) оцениваются с точки зрения общественной опасности в обеих ситуациях. Автор приходит к выводу, что в различных ситуациях действия субъекта обладают различной степенью общественной опасности, следовательно, должны восприниматься либо как квалифицированный состав (ч. 2 ст. 105 УК РФ), либо как привилегированный (ст. 106 УК РФ). В противном случае нарушаются важные принципы конституционного и уголовного права. Автором предложено изменить формулировку статьи 106 УК РФ.
Ключевые слова: убийство, убийство матерью новорожденного ребенка, детоубийство, привилегированный состав, субъект преступления.
Электронная версия
Скачать (650.9 Kb)

В соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации [1] (далее – УК РФ), субъектом преступления является дееспособное физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности (по общему правилу – 16 лет).

Законодателем содержание статьи 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка) сформулировано как привилегированное убийство, совершить которое может только специальный субъект – мать новорожденного ребенка, то есть непосредственным исполнителем всегда будет только лицо женского пола, являющееся матерью новорожденного. При этом, женщина (мать) всегда будет непосредственным исполнителем данного преступления, в то время как иные лица – родственники, знакомые, медперсонал и иные лица могут выступать только в роли пособников, подстрекателей и т.д., но не при каких обстоятельствах они не могут выступать субъектами по ст. 106 УК РФ в силу прямого указания законодателя. Даже в том случае, если убийство новорожденного совершается по прямому согласию или по просьбе его матери, действия иных лиц будут квалифицированы по соответствующей части ст. 105 УК РФ.

Казалось бы, название и диспозиция ст. 106 УК РФ сформулированы законодателем предельно четко, тем не менее, на наш взгляд при определенных обстоятельствах возникают вопросы справедливости отнесения действий матери, совершающей убийство новорожденного ребенка, к привилегированному составу.

Ю.Ю. Мартынов, исследуя проблемы определения субъекта при квалификации действий матери по ст. 106 УК РФ в случае, когда убийство совершено ею непосредственно, и по ст. 105 УК РФ в том случае, если она является подстрекателем или организатором, отмечает, что в указанных случаях мать понесет различной степени наказание, так при квалификации ее действий по ст. 105 УК РФ как организатора или подстрекателя наказание может быть строже, соответственно, в данном случае нарушается принцип справедливости [4, С. 304-305].

Квалификация действий женщины по ст. 106 УК РФ при убийстве новорожденного с точки зрения субъективных признаков предполагает, что женщина в указанный момент находится в особом психоэмоциональном состоянии, которое вызвано родами, а также определенной, сложившейся на момент родов травмирующей ситуацией, когда женщина принимает решение убить собственного новорожденного ребенка. Этим и определяется привилегированность состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, и смягчение наказания за совершенное убийство.

Однако, ряд авторов несколько иначе видит квалификацию действий женщины, совершившей данное преступление. Так, А.А. Щербаков и М.А. Ментюкова пишут: «Еще одним вариантом является убийство новорожденного в условиях психотравмирующей ситуации, когда имеется еще и дополнительные жизненные сложности, справиться с которыми, по мнению матери, в тот момент невозможно и другого выхода она не видит» [6, С. 891].

Нам ближе точка зрения Л.В. Медведкиной, которая полагает, что «привилегированность этого соста­ва преступления связана с тем обстоятель­ством, что психическое состояние женщи­ны, вызванное родами или психотравмиру­ющей ситуацией, психическим расстрой­ством, не исключающим вменяемости, мо­жет существенно ограничивать выбор пове­дения, возможности свободного волеизъяв­ления, принятия и исполнения решения, что влияет на общественную опасность деяния» [5, С. 35].

Вместе с тем, изучение судебной практики показало, что большая часть женщин планирует убийство своего новорожденного ребенка до родов. Проиллюстрируем свою мысль с помощью судебной практики. «Бородач О.А., обнаружив у себя беременность, решила не вставать на учет в медицинское учреждение по месту жительства, скрыла факт беременности от родственников, так как находилась в затруднительном социальном положении. <.....> года около <......> часов <......> минут, Бородач О.А., почувствовав начало родовой деятельности, пришла к своей матери Ш.Т.М. в квартиру, расположенную по адресу: ул. <...>, д. № кв. №, Ш.Т.М., оставив Бородач О.А. одну, по просьбе последней, ушла из дома. Бородач О.А. находясь в спальне квартиры, без посторонней помощи родила ребенка женского пола, доношенного, жизнеспособного и живорожденного. В это же время у Бородач О.А., достоверно знавшей о том, что её новорожденный ребенок жизнеспособный, поскольку последний подавал признаки жизни, самостоятельно дышал и производил движения конечностями, не желающей воспитывать ребенка и осуществлять уход за ним, возник умысел на убийство новорожденного ребенка. Впоследствии во исполнение задуманного умысла, Бородач О.А. обмотала ребенка полотенцем, погрузила его в таз, наполненный водой, чем лишила возможности осуществлять жизненно важную функцию организма - дыхание. После чего Бородач О.А. оставила новорожденного ребенка в тазу с водой, т.е. в опасном для его жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению, а сама с места преступления скрылась» [3].

По другому делу Кунёва М.Ю. в мае 2010 г. удостоверилась, что является беременной. Во время своей беременности, Кунёва М.Ю. на учёт у врача – гинеколога не становилась, в женские консультации и иные медицинские учреждения по поводу беременности не обращалась, о своей беременности никому не сообщала. В связи с тем, что денег на содержание будущего ребёнка ей не хватало, то тогда же, в сентябре 2010 г. Кунёва М.Ю. решила доносить плод до конца беременности, но после рождения ребёнка оставить на улице. ДД.ММ.ГГГГ Кунёва М.Ю. находилась у себя дома по адресу: <…>, где в период времени примерно с 16 часов до 19 часов у неё, в связи с родовой деятельностью, начались схватки, однако за медицинской помощью она не обратилась, никому об этом не сообщила. В этот же день, в начале восьмого вечера Кунёва М.Ю., понимая, что у неё начались схватки и что она может родить, не желая сохранения жизни будущему ребёнку, решила выйти на улицу, где отыскав безлюдное место попытаться родить, после чего умышленно оставить родившегося ребёнка на улице при минусовой температуре без должного ухода, осознавая, что при этом неизбежно наступит его смерть. Кунёва М.Ю. оделась, вышла из дома и направилась к гаражам, расположенным недалеко от <…> для продолжения родовой деятельности. Находясь за одним из гаражей, Кунёва М.Ю. присела на корточки и родила жизнеспособного ребёнка мужского пола. После чего, Кунёва М.Ю. отказалась оказать новорожденному ребёнку какой-либо уход и поддержать его жизнедеятельность, оставила ребёнка лежать в снегу за гаражом при минусовой температуре, при этом присыпав тело ребёнка снегом. После чего, ушла домой. В результате преступных действий Кунёвой М.Ю., новорожденный ребёнок мужского пола скончался в указанном месте» [2].

Изложенные примеры судебной практики, а так же еще ряд некоторых позволяет сделать вывод о том, что преступный умысел об избавлении от новорожденного путем совершения его убийства формируется у матери в момент, когда она узнает о своей беременности. Таким образом, психоэмоциональное состояние матери при родах уже никоим образом не влияет на уже сложившийся умысел на убийство новорожденного, который сложился у женщины во время беременности, а способ совершения убийства был обдуман заранее, а не ситуативно. При этом умысел реализуется различными способами:

Таким образом, на основе изученного материала, а так же судебной практики можно сделать вывод, что некоторая часть убийств новорожденных, совершаемых их матерями совершается ситуативно, когда они находятся в определенном психоэмоциональном состоянии, возникшем в результате родов, а некоторая часть – с заранее обдуманным умыслом, который формируется на протяжении нескольких месяцев, с того момента, когда женщина узнает о своей беременности и приходит к выводу о том, что она не хочет иметь ребенка по тем или иным причинам (многие объясняют это своим тяжелым материальным и социальным положением), и может выражаться в том, что женщина не обращается за постановкой на учет в гинекологическую консультацию, избегает обращения в медицинские учреждения, скрывает беременность от родственников, коллег и знакомых, заранее обдумывает способ совершения убийства и в результате осуществляет умысел и убивает новорожденного. На наш взгляд, квалификация действий женщины в указанных ситуациях по ст. 106 УК РФ нарушает принцип справедливости, так как степень общественной опасности в указанных ситуациях будет разным. На наш взгляд, во второй описанной ситуации действия женщины должны быть квалифицированы по п «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ с учетом всех дополнительных обстоятельств, а диспозиция ст. 106 УК РФ должна подвергнута изменениям и изложена в следующей редакции «убийство матерью новорожденного ребенка вовремя или сразу же после родов в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости». На наш взгляд привилегированность состава не может распространятся на всех без исключения женщин, совершивших убийство новорожденного ребенка, так как это противоречит как принципу справедливости уголовной ответственности и наказания, а также конституционному приоритету защиты прав детей, охраны материнства и детства, принципа равенства, особенно с учетом того, что новорожденные в силу объективны причин являются самой незащищенной категорией детей.

Предлагаемые изменения позволят дифференцировать ответственность женщин, и привлекать к ответственности за убийство новорожденного по привилегированному составу только ту часть женщин, на совершение преступления которых повлияли именно особые причины и условия.

Список литературы:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 07.06.2017 г. № 120-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

2. Приговор Промышленного районного суда г. Курска от 07.07.2011 г. по делу № 1-272-11г по обвинению Кунёвой М.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-promyshlennyj-rajonnyj-sud-g-kurska-kurskaya-oblast-s/act-102395310

3. Приговор Купинского районного суда Новосибирской области от 23.12.2014 г. по делу № 1-215/2014 по обвинению Бородач О.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-kupinskij-rajonnyj-sud-novosibirskaya-oblast-s/act-470386706/

4. Мартынов Ю.Ю. Актуальные проблемы определения субъекта, предусмотренного ст. 106 УК РФ - убийство матерью новорожденного ребенка // Science Time. – 2016. – № 3 (27). – С. 304-307.

5. Медведкина Л.В., Кудрядов О.В. Убийствоматерью новорожденного ребенка: уголовно-правовой анализ // Вестник международного института управления. – 2016. – № 1-2. – С. 33-37.

6. Щербаков А.А., Ментюкова М.А. Убийство матерью новорожденного ребенка: теория и практика // Science Time. – 2015. – № 12 (24). – С. 890-894.