Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
31.08.2017

Прекращение уголовных дел

Клещенок Антон Леонидович
Уголовный процесс и прокурорский надзор Байкальский Государственный Университет г. Иркутск. Российская Федерация
Аннотация: В настоящее время в уголовной политике нашей страны законодатели во главу угла ставят человека как гражданина, с его правами и свободами. Все последние, реформы проводившиеся в этой связи направлены на охрану прав и интересов граждан. Задачами такой политики являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности. Карательный подход к решению проблемы преступности зарекомендовал себя как малоэффективный. Места лишения свободы переполнены и в основном в них содержится большое количество лиц осужденных, в том числе и за незначительные преступления, и как показала многолетняя практика, эти места совсем не способствуют исправлению преступников, предупреждению преступности, а во многом порождают рецидивную преступность.
Ключевые слова: примирение, обвинение, реабилитирующие основания, нереабилитирующие основания
Электронная версия
Скачать (646.9 Kb)

Процедуры уголовного судопроизводства в существующем сейчас виде в современном уголовном процессе были сформированы в результате достаточно длительного исторического процесса эволюции и дифференциации его форм. Как вы уже знаете, древнерусский процесс имел явный уклон частного требования. Уголовное дело тогда могло было быть возбуждено только на основании наличия жалобы самого потерпевшего на преступный акт или его семью. В Псковском судебном уставе (1397г.) была установлена такая ​​возможность как примирение жертвы с обидчиком перед судом. В то же время они могут прийти к соглашению либо без использования посредников напрямую, либо через посредника. Условием примирения в то время служила компенсация и полное возмещение за причиненный вред и просьба о прощении. Свод законов (1550г.) года в свою очередь также предполагал возможность мирного разрешения уголовно-правового конфликта путем примирения сторон конфликта до и после обращения в суд, но все на тех же условиях полного возмещения ущерба жертве лицом виновным.

Следующий период в истории становления российского уголовного процесса, который длился с конца четырнадцатого века и до середины девятнадцатого века и характеризовался в основном усилением, а впоследствии и доминированием такого принципа уголовного судопроизводства как поиск. На этом этапе уже исключается участие частных лиц в качестве обвинителей, уголовное дело рассматривается без участия потерпевшего, примирение с жертвой запрещено, но в то же время разрешается в очень ограниченном круге случаев, значительную роль играют обстоятельства, влекущие освобождение от наказания в виде уголовной ответственности или собственно смягчения его. С принятием в 1864 году Хартии уголовного судопроизводства произошли еще более серьезные изменения в российском уголовном процессе. Таким образом, в соответствии с ХУС 1864 года органы государственного обвинения не осуществляли уголовное преследование по делам частного обвинения; дела частного обвинения возбуждались только по жалобе потерпевшего и прекращались в случаи примирения сторон. Но необходимо заметить, что примирение не было обусловлено возмещением вреда. В соответствии со ст. 155, 157 Положения о наказании преступного и исправительного примирения 1885 года одним из обстоятельств, считалось «тушения наказания», определяемого приговором. Наряду с тем примирение влечет за собой обязательную отмену наказания судом, который был назначен виновным. Так Ю.В. Кувалдин, послереволюционные годы, уголовно-процессуальное законодательство также предусматривало возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением обвиняемого с жертвой. Таким образом, ст. 4 УПК РСФСР в 1922 году закрепил возможность прекращения дела, инициированного только по жалобе жертвы, примирением обвиняемого и его жертвы до вступления в силу вердикта суда в законную силу. Таким образом, различные исторические периоды, рассмотренные нами, показали, что институт прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон всегда рассматривался законодателем как один из возможных способов урегулирования уголовно-правовых конфликтов, прежде чем дело рассматривалось в суде. Одним из основных критериев, служащим для объединения и оценки ранее функционирующих правовых институтов с современными, служит то обстоятельство, что их применение всегда основывалось на согласии сторон. В связи с этим все утверждения можно рассматривать как исторически сложившиеся предпосылки для появления в современном уголовно-процессуальном законодательстве таких компромиссных процедур. В то же время не будет лишним упомянуть, еще один не менее важный момент что, согласно ст. 25 УПК РФ, выражение воли потерпевшего или его законного представителя по примирению сторон не в коем случаи не обязывает органы законом уполномоченные, или должностные лица осуществляющие уголовное преследование, или суд прекратить уголовное дело.

Как показал приведенный выше анализ, в рассматриваемых институтах существует целый ряд определенных различий: и начать следует с того, что институт примирения в дореволюционном законодательстве был разработан исключительно для случаев, которые связаны с преступлениями, инициированными как правило исключительно жалобой жертвы, то есть по делу частного и частно-общественного обвинения, для сравнения в советском же уголовном процессе, он распространяется только на дела частного обвинения, и наконец в современном российском уголовном процессе, учреждение прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон распространяется на дела частного, и частно-публичного обвинения, если они относятся к преступлениям малой и средней тяжести; Во-вторых, действующее ранее законодательство, в отличие от действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наших дней, не предусматривало в первый раз обязательное условие прекращения дела в связи с согласованием сторон; в-третьих, если в современном уголовном процессе действует только примирение, достигнутое сторонами конфликта до вынесения приговора, имеет юридическое значение, тогда как примирение в дореволюционном законодательстве было возможно до того, как приговор вступит в законную силу.

В советский период УПК РСФСР 1960 года также предусматривал определенные компромиссные процедуры досудебного прекращения уголовных дел по не реабилитирующим основаниям. Например, прекращение уголовного дела по ст. 7-9 УПК РСФСР применялось в случаях, если само преступное деяние и конкретное лицо, его совершившее, не признавалось по ряду обстоятельств общественно опасными, и сама цель их исправления достигалась без назначения наказания, т.е. в принципе разговор там шел о незначительности или малозначительности деяния, которое в силу этого фактора не является преступлением. От суда следует, что в до Российского уголовного процесса эти институты были первые сложившиеся на основе компромисса. Рассматриваемые нами компромиссные процедуры, предусмотренные УПК РСФСР, имеют в полнее определенное сходство с используемыми современниками основаниями прекращения уголовного дела по не реабилитирующим основаниям, предусмотренным ст. 25 и 28 УПК РФ. В частности, можно привести пример очень похожей в данной ситуации является такая реакция государства на преступление, как отказ от привлечения к уголовной ответственности, это представляется возможным лишь в случаи доказанности факта совершения преступления каким, то конкретным лицом. Статьи 6.1–9 УПК РСФСР вообще предоставляет лицу, совершившему преступление, право возражать против прекращения, в отношение него уголовного дела и дает ему возможность обжаловать соответствующее постановление в установленном законом порядке. Наряду с этим не стоит забывать, и о том, что между рассматриваемыми институтами есть и серьезнейшие различия. Различия эти касаются, по большей части, оснований прекращения уголовного дела. В ст. 6.1–9 УПК РСФСР эти основания прекращения дела определялись несколько упрощенно: утрата преступным деянием или лицом общественной опасности или возможность исправления и перевоспитания лица без применения к нему излишних с точки зрения закона мер уголовного наказания. В ст. 25 и 28 УПК РФ законодателем в этом случаи крайне четко и в полнее конкретно определены основания прекращения уголовного дела. Прекращение уголовного дела с передачей лица поручителю допускалось также при условии, что лицо признало свою вину в совершении преступления. Однако согласно ст. 25 и 28 УПК РФ прямо такого условия прекращения уголовного дела использованный ретроспективный анализ не предусматривают истории развития внутреннего уголовного процесса который дал бы достаточное количество причин сделать вывод о том, что в нем, как и в досоветский и советский периоды, существовали подобные компромиссные процедуры, которые могли быть направлены на прекращение уголовного дела, до момента передачи дела в суд т.е. еще на стадии предварительного расследования. Во время судебной и правовой реформы в 1996 году был принят новый УК РФ, на основании которого было продолжено совершенствование указанных выше компромиссных процедур в уголовном процессе на всех этапах предварительного расследования. Это было выражено, прежде всего, в полном пересмотре всего института по прекращению уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. Таким образом, в соответствии с Законом от 21 декабря 1996 года № 160-ФЗ были отменены все нормы, которые устанавливали возможность прекращения уголовных дел с применением административного и общественного влияния на виновные действия, как это было сделано в УПК РСФСР. В то же время на замену им пришли новые виды обстоятельств, прекращения дел по нереабилитирующим основаниям: в связи с активным раскаянием виновного лица и его примирением с потерпевшим ст. 7, 9 УПК РСФСР. Изменение формулировки в ст. 7 УПК РСФСР и приведя её в соответствие с ст. 76 УК РФ законодатель закрепил следующие условия, при которых деятельное раскаяние можно считать активным, если полностью компенсирован ущерб другому лицу пострадавшему от виновных противоправных действий подозреваемого, равно как и возмещение вреда лицом виновным потерпевшему привело к исчерпанию имевшегося у них конфликта. Похоже, что возможность освобождения лица от уголовной ответственности в связи с активным раскаянием, а также гарантии смягчения такого наказания, предусмотренные гл. 61 УК РФ и, которые предусматривают активное содействие подозреваемого раскрытию и расследованию преступления, подвергание и преследование других соучастников преступления в обмен на прекращение уголовного дела, в отношении него самого, позволяют рассмотреть это утверждение как компромисс, который мог бы способствовать выходу нашего уголовного законодательства на качественно новый уровень, законодателями был закреплен в УПК РСФСР. В это же время совершенствование УПК РСФСР, осуществляемое путем внесения в него многочисленных изменений и поправок, не могло удовлетворить законодателя. Требовался совершенно новый иной уголовно-процессуальный «подход», который был бы полностью основан на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права. Исходя из этого, в действующем УПК РФ законодатель, наряду с обычным, также предусматривает дифференцированные уголовно-процессуальные формы. В то же время реакция государства на определенные преступления отличается от традиционной и общепринятой в силу компромисса, достигнутого сторонами участниками в уголовно-правовом конфликте. Иными словами, речь идет об институтах прекращения уголовного дела, предусмотренного ст. 25, 28, 28.1 УПК РФ. Новый уголовно-процессуальный закон, принятый в результате проводимой судебной и правовой реформы, внедрил некоторые новые элементы в развитие уголовно-процессуального законодательства на основе компромисса. К таким элементам можно с определенной долей уверенности отнести, некоторые, изменения в институтах прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и активным раскаянием.

Уголовное дело подлежит прекращению, в случаи если преступление перестало считаться таковым в связи с вступлением в силу нового закона, а также закрытию прекращению подлежат дела, которые связаны с преступлениями малой и средней тяжести в результате примирения сторон и компенсации за причиненный вред. В последнем случае для прекращения уголовного преследования необходимо согласие прокурора.

Незнание закона не освобождает от ответственности, но также следует помнить о том, что возбуждение уголовного дела не всегда приводит к вынесению приговора о наказании. Более того, закон предусматривает основания для прекращения уголовного дела, которые должны быть известны каждому гражданину РФ.

В соответствии со ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено или прекращено в связи с отсутствием правонарушения или преступления в действиях конкретного лица.

Прекращение уголовного преследования в отношении лица влечет за собой и прекращение уголовного дела, если другие лица не проходят в качестве подозреваемых или обвиняемых, в соответствии со следующими наиболее часто встречающимися на практике основаниями:

- неучастие лица в совершении преступления;

- акт амнистии;

- наличие в отношении гражданина юридически исполняемого приговора суда по тому же обвинению или решение прекратить уголовное дело по нему;

- наличие нерешенного решения следователя, дознавателя или прокурора о прекращении уголовного дела в отношении лица по тому же обвинению или об отказе в возбуждении уголовного дела.

В теории уголовного процесса и среди практикующих процессуалистов достаточно широкое распространение получила мысль о том, что прекращение уголовного дела признается результатом безуспешного расследования. Не случайно в статистических исследованиях качества работы следователей и сотрудников органов дознания одним из решающих показателей является количество уголовных дел, которые они прекратили. Более высокий процент прекращенных случаев считается не чем иначе как отрицательной характеристикой по сравнению со средним показателем. Соответственно, предпринимаются серьезные меры для выявления причин и своевременного устранения таких «негативных тенденций».

Соблюдение прав и свобод человека при прекращении уголовного дела связано в первую очередь с оценкой законности и действительности этого решения. Законность и обоснованность - это требования, предъявляемые абсолютно ко всем процессуальным решениям, включая решения о завершении предварительного расследования. Законность и обоснованность являются параллельно направленные по значению, но обладают разными свойствами. В качестве примера такого противоречия можно привести следующую формулировку, что, будучи оправданным, процессуальное решение может быть незаконным из-за нарушения, например, отдельных процедурных требований, но это же время необоснованное процессуальное решение всегда будет незаконным, поскольку законность является требованием закона.

Список литературы:

1. Данилов А.Ю. О состоянии преступности на территории Иркутской области и результатах работы следственных отделов Следственного управления СК России по Иркутской области за 2012 год http://clinic.lawinstitut.ru/ru/practice/12/6.html

2. Лавнов М. А. Значение отдельных принципов уголовного судопроизводства в обеспечении прав и законных интересов личности при прекращении уголовного дела [Текст] / М. А. Лавнов // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2012. – № 5 (88). – С. 163–170 (0,55 а.л.).

3. Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. - СПб.: Питер, 2016. - 1008 с.

4. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2017)

5. Салпагаров С.И. Прекращение уголовного дела (преследования) в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием как компромиссные процедуры в судопроизводстве (история становления и развития российского уголовно-процессуального законодательства) // Общество и право. – 2014. - №1. - С.145-150.